Интернет, цензура, Сколково. Основатель великого техножурнала — о хайтеке и стартапах в России

В российской столице есть Московский инновационный кластер (МИК) — структура, создающая условия для кооперации компаний и развития IT-технологий. Гостем мероприятий кластера стал Дэвид Роуэн, популяризатор науки, визионер и основатель британской версии WIRED — главного техножурнала в мире. Мы не упустили шанс поговорить с Роуэном. Какая разница между Москвой и Тель-Авивом? Ждёт ли интернет ужесточение цензуры? О чём сожалеет сам Дэвид? Ответы — в нашем интервью.

Основатель великого техножурнала
Дэвид Роуэн. Основатель WIRED UK, популяризатор науки, визионер, технократ и наш собеседник

Что за кластер?

Особая структура, которая создаёт условия для взаимодействия технологичных компаний. Главное отличие МИК от остальных кластеров — он объединяет в одну систему специалистов из разных отраслей. Кроме того, там проходят информационные мероприятия. Недавно состоялся форум «Открытые инновации». На нем мы и встретились с Дэвидом Роуэном, чтобы задать пачку вопросов.

О разных странах и Сколково

Когда вы создавали британскую версию WIRED, американская существовала уже 15 лет. Есть ли отличия в восприятии технологий в разных странах? Как к ним относятся на государственном и потребительском уровнях?

Когда мы создавали британский WIRED, это было первое неамериканское подразделение журнала. Когда мы его открыли, то столкнулись со скепсисом. Люди говорили нам: «Но ведь всё самое крутое происходит в Калифорнии! Зачем вообще нужен лондонский WIRED?».

Нам пришлось доказывать состоятельность. Я понимал, что мы не можем претендовать на титул новой Кремниевой долины, но у нас всё же есть преимущества. В Европе существует творческий кластер, а у Лондона огромное наследие как в плане музыки и дизайна, так и в плане технологий. Здесь расположен Королевский колледж искусств, Колледж искусств и дизайна имени Святого Мартина, не говоря уже об Оксфорде и Кембридже, где традиционно сильное техническое образование.

Основатель великого техножурнала

И тогда я подумал: «Давайте будем гордиться тем, что у нас есть. И рассказывать о наших героях». Мы начали искать людей, которые создавали стартапы и реализовывали крутые вещи. Этот поиск дал невероятные результаты. Затем мы обратили взор к другим европейским столицам — Стокгольму, Берлину, Барселоне. И поняли, что совокупность талантов при поддержке налоговой и законодательной политики может привлечь как хороших людей, так и финансирование.

Нет смысла пытаться быть ещё одной Кремниевой долиной. Настоящие возможности лежат в обнаружении и признании собственных преимуществ, которые уже есть в вашем регионе, а затем в создании кластера талантов. Сегодня я нахожусь в Сколково, и нет никакого смысла сравнивать Сколково с Менло-Парком или Пало-Альто.

У вас рядом есть великолепный технический университет, у вас множество талантливых людей, конкурентные зарплаты, правительство, которое старается помочь в создании технологического сектора, благосклонные законы. Плюс огромный рынок, который игнорируют компании с Западного побережья. Для всего этого потребуется определённое время, но не исключаю, что вскоре мы заговорим о московской экосистеме с не меньшим энтузиазмом, чем о Тель-Авиве или Бостоне.

Сейчас в Москве могут появиться сильные технологические компании, работающие с Восточной Европой и Азией.

Основатель великого техножурнала

В продолжение темы. Есть ли технологии, которые особо желанны в одной стране, но к ним равнодушны в другой? Или вся планета хочет одного и того же?

Подойду к этому вопросу со стороны производства технологий. В разных местах совершенно разные нужды с точки зрения социума, политики, стратегического развития и окружающей среды. Это позволяет создать устойчивую и мощную технологическую экосистему, отвечающую этим нуждам.

Например, я часто бываю в Тель-Авиве. Пожалуй, там лучшая атмосфера для создания стартапов за пределами Восточного побережья. Почему? Дело в том, что в Израиле воинская обязанность распространяется на всех юношей и девушек старше 18 лет. Там существует необходимость в развитии технологий, способных отслеживать происходящее на границе. Так что Израиль стал лидером в сфере разработок, связанных с компьютерным зрением, использованием сенсоров и GPS.

Основатель великого техножурнала

Там каждый гражданин проходит службу в армии, то есть с ранних лет приучается к ответственности и получает определённые технические знания. Благодаря этому после завершения службы многие решают создать технологические компании. К этому моменту у них уже есть опыт принятия решений и армейские товарищи, готовые стать сооснователями. Нет ничего неожиданного в том, что технологический прогресс в Израиле стимулируется армией.

Париж, Барселона, Москва — они все очень разные. Барселона туристический центр, и сейчас там образовался технологический кластер, связанный с туризмом, ведутся разработки по переосмыслению бронирования и проведения бизнес-поездок и отпусков. Выходит, местные жители используют свои знания, чтобы создавать компании, работающие в такой среде.

В центрах вроде Сколково не стоит пытаться кого-то копировать. Важно понять историю региона, проанализировать нужды местных, изучить имеющиеся ресурсы.

Основатель великого техножурнала

О будущем интернета

Как думаете, что будет с интернетом? Когда-то он был этаким «Диким западом»  — местом свободы. Технологии сделали из него настоящее чудо, но сейчас правительства пытаются контролировать сеть, деля её на изолированные кусочки. Не приведёт ли это к развалу единого пространства?

Разве вас удивляет, что правительство пытается нарастить свою силу, ужесточая контроль? Я стал пользователем интернета, когда он был ещё молод. И для меня тем более увлекательно наблюдать за сетью в период её зрелости. Раньше это было развлечение, а сейчас — даже не место зарабатывания денег. С помощью интернета выигрывают и проигрывают выборы.

Думаю, мы будем видеть всё больше и больше попыток правительства ограничить доступные материалы, лимитировать информацию. В Западной Европе мы ещё придерживаемся гражданских свобод и неприкосновенности частной жизни, но эти идеи становятся всё более призрачными.

Думаю, со временем расплодится больше режимов и политических сил, которые постараются отслеживать неугодных людей, угрожающих общественному строю.

Основатель великого техножурнала

При том я не хочу сказать, что ограничения правительства идут исключительно в ущерб благополучию. Есть такие регионы мира, в частности на Среднем Востоке, где правительство инвестирует в развитие сетей для бизнеса. Но я считаю, что если вы делаете ставку на контроль, то вам сложнее будет привлечь таланты мирового уровня, которые, в свою очередь, помогут построить бизнес будущего.

А что скажете о 5G? Он действительно что-то радикально изменит или просто повысит скорости?

Думаю, мы в середине очень интересного путешествия, которое длится уже несколько десятилетий. Широкополосное соединение позволяет людям брать от жизни больше с помощью цифровых каналов. Я всё ещё помню звук диалап-модема. И чувство, с которым получал сообщения на свой компьютер. Простой текст. На это уходило минут пятнадцать, но всё равно это было настоящее чудо.

Если же задуматься о том, что сейчас делают мои дети… Сформировалась совершенно новая модель поведения. Появились целые сообщества в TikTok и YouTube, которые собираются вокруг инфлюенсеров. Те заменяют собой средства информации, причём нужен для этого всего лишь смартфон.

С появлением 5G мы просто перейдём на следующий этап. 

Основатель великого техножурнала

Мы получим возможность собирать данные о нашем теле, с фабрик и заводов, от транспортных средств, — даже не задумываясь об этом. Каким образом? Допустим, смартфон начнёт слать уведомления: «Дэвид, твоему организму нужно, чтобы ты немедленно перекусил» или «Твоё сердце бьётся немного быстрее, ты испытываешь стресс, сделай то-то».

Думаю, как только человеческий мир превратится в бесконечный источник информации, появится пласт услуг по считыванию и анализу этих сведений на базе 5G-сетей. Это решит множество существующих проблем — например, как вовремя приехать в аэропорт на беспилотной машине. Или как распределить мою энергию в течение всего дня, чтобы я не уставал после полудня. Всё это будет считываться множеством датчиков в реальном времени, и я точно буду знать, когда и куда идти.

О том, как камеры изменили мир

Назовите самый важный потребительский гаджет, который, по-вашему, изменил мир в 2010-2020 годах?

Знаете, в последние десять лет сильнее всего эволюционировали камеры. Они изменились полностью. Смартфоны в целом не укладываются в этот временной промежуток, они были и до появления iPhone в 2007-м, так что это было просто эволюционное развитие. В отличие от камер.

Основатель великого техножурнала

Сейчас в нашем распоряжении миллиарды сенсоров высочайшего разрешения. Это позволяет нам пользоваться компьютерным зрением в беспилотных машинах. Да и не только в машинах — кораблях, например, тоже. Кроме того, камеры позволяют распознавать лица, а отсюда рождаются как этические вопросы, так и большой практический смысл.

Мы привыкли, что камера всегда под рукой, но только подумайте, как они изменились за последние десять лет.

Благодаря им сейчас не составляет никакой проблемы загружать в интернет всю визуальную информацию. Это изменило наше поведение, ведь теперь буквально всё доступно с помощью сети.

О работе IT-журналистом

Последние два вопроса. Первый — ваша главная гордость во время работы в WIRED UK? Второй — о чём-нибудь жалеете?

Помнится, был один номер… Мы тогда увлеклись работой Медиа-лаборатории Массачусетского технологического института. У тамошних сотрудников гибридное мышление, они производят множество всего, от технической архитектуры до бионических протезов. Мы решились на эксперимент: выпустить целый номер печатного журнала, посвящённый сотрудникам и проектам, связанным с Медиа-лабораторией.

Основатель великого техножурнала

Это было удивительно. Стоит погрузиться в сообщество, как понимаешь, что оно состоит из очень разных, но одинаково увлечённых людей, у которых есть просто сногсшибательные истории. Думаю, мы могли бы сделать то же самое в Московском университете — наверняка там тоже хватило бы идей и людей.

О чём я жалею… Для прессы очень легко зацепиться за какую-то громкую новость, какой-то технологический прорыв. Это увлекательно, но скоротечно. Мы были сильно впечатлены, например, виртуальной реальностью. Технология действительно интересна, но для её практического применения нужно много времени.

Беседовала Полина Есакова